НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ЭКЗАМЕН ПО АНАТОМИИ   ЭКЗАМЕН ПО ПАТОЛОГИИ   О САЙТЕ  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Вариации (аномалии) формы и числа позвонков

Вариации формы позвонков в пределах нормы (исключая недоразвитие) незначительны и большею частью уже упомянуты при описании разных групп позвонков. Не упоминалась только так называемая ассимиляция позвонков, сопровождающая чаще всего увеличение числа их, но могущая явиться и при нормальном их числе

Признано, что число шейных позвонков никогда не уменьшается. Случай присутствия шейного ребра у VII шейного позвонка, причем этот позвонок принимает некоторые признаки грудных позвонков (т. е. имеет ребро с одной стороны), разумеется не может быть сюда причисляем, как делают это некоторые авторы (Gregenbaur), потому что число позвонков остается неизменным. Это только ассимиляция (уподобление) шейного позвонка характеру грудных.

Случаи увеличения числа шейных позвонков, которые прежде отрицались, теперь не считаются невозможными; один такой случай - лишний третий (?) позвонок описан Leboucq.

Что касается остальных отделов, то в каждом из них описываются случаи увеличения и уменьшения числа позвонков на одну единицу (один позвонок): так, описываются случаи присутствия 13 и 11 грудных позвонков, случаи с 6 и 4 поясничными позвонками и случаи с 6 крестцовыми позвонками. Но внимательное сопоставление всех этих разнообразных случаев убеждает, что эта классификация есть не более, как результат недоразумения. Существует в сущности только одна вариация - это увеличение числа позвонков в поясничной области на одну единицу, т. е. на один позвонок, причем лишний позвонок или а) сохраняет характер поясничных позвонков, или б) ассимилируется характеру грудных, или, наконец, в) принимает характер крестцового позвонка. Определить первый из этих трех случаев никто не затруднится: это, несомненно, простое увеличение числа поясничных позвонков. Случаи второй категории, когда верхний из числа шести поясничных позвонков принимает на себя некоторые черты, свойственные грудным позвонкам, а именно имеет одно или два отделенных небольших ребра, подают повод признавать возможность увеличения числа грудных позвонков, потому что тогда позвонков, имеющих свободные ребра, будет действительно 13. Но так как всеми другими чертами, каковы формы тела и отростков, величина позвоночного отверстия и пр., этот позвонок сходен с поясничными, по крайней мере с своим соседом, то мы имеем равное право признать его за поясничный, у которого только отделились ребра. Третье видоизменение аномалии увеличения числа поясничных позвонков, сопровождаемое ассимиляцией последнего из них (т. е. нижнего) характеру крестцовых, представляет очень большое разнообразие форм в отдельных случаях. Иногда ассимиляция очень незначительна и состоит в том, что последний поясничный позвонок имеет один из поперечных отростков сравнительно очень массивный, причем на нем ясно замечается отделение верхушки собственно поперечного отростка от верхушки рудиментарного ребра (какое замечается всегда у I нормального крестцового позвонка, см. выше). В других случаях это явление замечается на обеих сторонах, но обыкновенно не в равной степени. Далее, при такой же форме поперечных отростков последнего поясничного позвонка появляется частное слитие с боковой массой I крестцового позвонка на одной стороне, причем на другой - поперечный отросток удерживает характер, свойственный поясничной области (рис. 21, А). Наконец, слитие поперечных отростков последнего поясничного позвонка с боковыми массами крестца замечается на обеих сторонах, но в чрезвычайно различной степени в разных случаях (рис.. 21, В). Когда разрастание поперечных отростков VI поясничного позвонка достигает размеров, равных (почти) размерам боковых масс I крестцового позвонка, и слитие произойдет на обеих сторонах в равной мере, то получается крестец с 6 позвонками или, как обыкновенно называют, случай увеличения числа крестцовых позвонков (рис. 21, С), При этом крестец длиннее обыкновенного и имеет 5 пар крестцовых отверстий. У такого рода крестцов верхний позвонок (приросший) иногда образует небольшой угол с следующим (истинным крестцовым) позвонком. Если бы не было всех описанных выше переходных форм, где ассимиляция VI поясничного позвонка характеру крестцовых произошла не вполне, то против квалификации случаев с полной ассимиляцией как аномалии крестцовой области нечего было бы сказать. Но существование ряда переходных форм дает право рассматривать эти случаи как увеличение числа поясничных же позвонков с полной (почти) ассимиляцией последнего из них характеру крестцовых позвонков. Кроме этих случаев увеличения числа крестцовых позвонков, существует еще форма крестцов с шестью позвонками, где прибавка лишнего позвонка и ассимиляция произошли с другой стороны, именно со стороны копчика. Первый копчиковый позвонок принимает на себя вполне характер последнего крестцового: его cornua плотно сливаются с крестцовыми рожками, а боковые массы увеличиваются и, сливаясь с крестцом, образуют пятую пару крестцовых отверстий (рис. 21, D). Как и в первой форме ассимиляция может быть полная или неполная, симметричная или нет. При этом верхний из копчиковых позвонков уже не имеет вполне развитых форм, свойственных нормально первому копчиковому позвонку (по крайней мере, на тех экземплярах, которые имеются в моей коллекции). Иногда ассимиляция и слитие лишнего позвонка бывают так полны, что такой случай на первый взгляд трудно отличить от первой формы (увеличение числа крестцовых позвонков через ассимиляцию последнего поясничного позвонка). Но есть один постоянный признак, по которому всегда можно отличить происхождение лишнего позвонка в крестце: это величина области, занимаемой ушковидной поверхностью (superficies auricularis sacri). В случаях ассимиляции копчикового позвонка нижний край ушковидной поверхности всегда лежит на уровне нижнего края второй пары крестцовых отверстий, т. е. занимает боковые массы двух с половиной позвонков, как и в норме; в случаях ассимиляции поясничного позвонка, нижний край superficies auricularis спускается, по крайней мере, до середины третьей пары крестцовых отверстий, а на некоторых экземплярах даже до нижнего края этих отверстий, т. е. занимает три с лишком позвонка. Иначе говоря, superficies auricularis остается на своем месте по отношению к крестцовому позвонку, но распространяется кверху на боковую массу ассимилированного поясничного позвонка. (Весьма детальное исследование уклонений формы крестца с статистическими цифрами см. Adоlрhi, Gegenbaur's morphol. Jahrb. Bd. 44, H. 1.)

Рис. 21. Увеличение числа крестцовых позвонков на счет последнего поясничного. А - первая степень ассимиляции; В - вторая степень ассимиляции; С - полная ассимиляция, или так наз. крестец о 6 позвонках; D - увеличение числа крестцовых позвонков за счет I копчикового
Рис. 21. Увеличение числа крестцовых позвонков на счет последнего поясничного. А - первая степень ассимиляции; В - вторая степень ассимиляции; С - полная ассимиляция, или так наз. крестец о 6 позвонках; D - увеличение числа крестцовых позвонков за счет I копчикового

(Все тотчас описанные вариации в поясничной и крестцовой областях Rosenberg объясняет остановкой нормального процесса развития позвонков. По наблюдениям этого автора, у зародышей имеется не 24, как у взрослого, а 25 предкрестцовых позвонков (7 шейных, 12 грудных и 6 поясничных), в состав же крестца, кроме XXVI, XXVII, XXVIII и XXIX, входит еще XXX позвонок. Подвздошные кости тогда соприкасаются с XXVI и XXVII позвонками. Впоследствии XXV позвонок, получая боковые массы, входит в состав крестца, а XXX, напротив, отделяется и входит в область копчика, отчего у взрослого и получается 5 поясничных и 5 крестцовых позвонков. Если же этот процесс превращения XXV позвонка вовсе не произойдет или произойдет в неполной мере, получится одна из вышеописанных форм аномалии. Однако это объяснение не исчерпывает вопроса о возможности или невозможности появления вставного (лишнего) позвонка в поясничной области, так как наблюдения Розенб рга ограничиваются четырьмя зародышами, которые могли быть нормальны. Остается открытым вопрос, не бывает ли абсолютного увеличения числа позвонков и у зародыша. На возможность этого намекают: 1) наблюдение Штгйнбаха, который видел у одного зародыша 36 позвонков; 2) наблюдение Лебука - случай увеличения числа шейных позвонков, упомянутый выше, и, наконец, 3) случай, описанный самим Розенб ргом, где общее число предкрестцовых позвонков доходило до 26, причем увеличение падало на долю грудного отдела - их было 14. Правда, автор объясняет это явление иначе, рассматривает его как атавистическое явление, но нам кажется, что толкование его допущением интеркалации (появлением вставных позвонков) проще и естественнее.

К числу аномалий позвоночника некоторые авторы относят случаи существования хвоста у человека, содержащего будто бы лишние копчиковые позвонки. Интересуясь этою выдающеюся аномалией, я исследовал (Zur Frage üb. die morphologische Bedeutung des schwanzförmigen Bildungen beim Menschen" Bull, de la Soc. des Naturalistes de Moscou, 1901) по возможности все подобные случаи этой аномалии, описанные в литературе, и пришел вместе с Bartels (многочисленные статьи и последняя: "Ein Pseudoschwanz beim Menschen", Deutsche Zeitschr. f. Chirurgie, Bd. XX), что хвостовидные придатки у человека представляют аномалию совершенно иного порядка и позвонков никогда не содержат. Случаи увеличения общего числа позвонков, которые лучше объяснить интеркалацией, описаны еще и в последнее время Антони и Берклей Смитом.)

Что касается уменьшения общего числа позвонков, то оно наблюдается крайне редко. Известен только один случай (Gruber), где было 23 предкрестцовых позвонка (7 шейных, 11 грудных, 5 поясничных). Более часты случаи, в которых XII грудной позвонок теряет ребра (но сохраняет все другие характерные признаки грудных позвонков, отчего происходит кажущееся уменьшение числа грудных позвонков.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

Загрузка...









При копировании материалов проекта обязательно ставить активную ссылку на страницу источник:
http://anfiz.ru/ 'AnFiz.ru: Анатомия и физиология человека'