НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ЭКЗАМЕН ПО АНАТОМИИ   ЭКЗАМЕН ПО ПАТОЛОГИИ   О САЙТЕ  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Анатомические исследования в университетах России

Сложным путем шло развитие кафедры анатомии Московского университета. Накануне Отечественной войны 1812 г. ее принял талантливый анатом, врач-патриот И. Е. Грузинов. Его диссертация о механизме голосообразования привлекла к себе внимание. Молодой профессор добровольно вступил в ряды войск, отражавших агрессию Наполеона и в 1813 г. погиб. Кафедра была разрушена и сожжена. Восстановление ее велось Е. О. Мухиным, которого сменил X. И. Лодер. В 1820 г. был построен новый анатомический театр, площадью "в 197 кв. сажен" (почти 800 м2).

Сменивший Е. О. Мухина на посту заведующего кафедрой анатомии Московского университета X. И. Лодер (1753 - 1832) был уроженцем г. Риги, но получил образование в Германии и стал профессором анатомии в. Галле. В 1803 г. он опубликовал "Анатомические таблицы", которые приобрели известность. Это был очень образованный человек, он обучал анатомии Гете, состоял с ним в дружеской переписке. С 1809 г. жил в Петербурге и был близок к царской фамилии как лейб-медик.

В своей речи при открытии Анатомического театра Московского университета в 1819 г. X. И. Лодер говорил: "Сей самый дом, в котором мы теперь беседуем, определен единственно для распространения учения анатомии, и которому подобного, признаюсь, не находил ни в каком государстве, где я ни был". Далее он доказывал необходимость знания анатомии для врача, поскольку она составляет основание медицины. Он обещал учить так, чтобы студенты могли в мертвом видеть живое тело. Анатомия у Лодера самостоятельная наука, способная открывать законы природы. Писатель В. Ф. Одоевский, учившийся на медицинском факультете Московского университета, впоследствии посвятил Лодеру прочувственные строки. "Мы принимались за анатомию практически под руководством знаменитого Лодера, у которого многие из нас были любимыми учениками. Не один кадавер мы искрошили, но анатомия натолкнула нас на физиологию"*. Восторженно отзывался о лекциях Лодера и А. И. Герцен.

* (Одоевский В. Ф. Русские ночи.- М., 1913, с. 8 - 9. )

Тяга студентов университета к образованию совмещалась с подъемом политического сознания. Воспитанники Университета М. П. Бестужев-Рюмин, П. Г. Каховский, И. Д. Якушкин, Н. М. Муравьев и др., как руководители движения декабристов доказали свою решимость бороться с засилием самодержавия, подверглись суровым репрессиям. После расправы с участниками декабрьского восстания 1825 г. стремление передовых студентов к подвигу во имя Родины подтверждалось созданием студенческих тайных организаций. К ним принадлежали кружки В. Г. Белинского, А. И. Герцена и Н. П. Огарева, Н. В. Станкевича.

Д. Н. Зернов (1843 - 1917)
Д. Н. Зернов (1843 - 1917)

После смерти X. И. Лодера его преемники П. П. Эйнбродт (до 1840 г.) и Л. С. Севрук (до 1853 г.) мало что сделали для укрепления авторитета кафедры, возвеличения ее славы. С 1853 по 1867 г. кафедра находилась под руководством И. М. Соколова, который прославился тем, что в 1847 г. произвел первое в мире переливание больному сыворотки человеческой крови. Его докторская диссертация "О перевязке наружной подвздошной артерии" (1850) явилась вкладом в разработку проблемы коллатерального кровообращения. Большое внимание И. М. Соколов уделил расширению анатомического музея. Он сам и его помощники изготовили 1836 музейных препаратов. Ко времени ухода его из Университета в музее кафедры насчитывалось уже 7780 анатомических препаратов.

И. М. Соколова сменил на кафедре Д. Н. Зернов (1843 - 1917) - сын известного университетского профессора-математика. Это был умелый руководитель и глубокий мыслитель. В докторской диссертации (1867) он доказал сходство строения хрусталика у человека и животных. Есть основание считать, что автор впервые убедительно расшифровал процесс изменения кривизны хрусталика и роль его капсулы в нем. В дальнейшем он много занимался изучением рельефа коры полушарий большого мозга. Итоги исследований изложены им в книге "Индивидуальные типы мозговых извилин" (М., 1877).

Огромный материал автора позволил ему выступить с критикой учения итальянского психиатра Ломброзо, который пытался доказать прирожденную специфичность формы и строения мозга у душевнобольных и преступников. При Д. Н. Зернове было построено новое здание кафедры анатомии, просуществовавшее до 1928 г.

Из его учеников наиболее отличившимися в анатомии были П. И. Карузин (1864 - 1939), сменивший Д. Н. Зер-нова на кафедре анатомии Московского университета, и М. А. Тихомиров, возглавлявший кафедру анатомии в Киевском университете с 1890 по 1902 г. и известный широким кругам анатомов как автор книги "Варианты артерий и вен человеческого тела..." (1900).

С 1867 г. в Московском университете на медицинском факультете параллельно существовала кафедра топографической анатомии и оперативной хирургии. В 1885 г. руководство этой кафедрой было поручено известному клиницисту-анатому А. А. Боброву, продолжавшему традиции Н. И. Пирогова. При нем уровень анатомической подготовки врачей был поднят на большую высоту. Столь же серьезное внимание изучению анатомии студентами уделял его ученик крупный московский хирург проф. П. И. Дьяконов.

Большинство русских анатомов под влиянием блестящих работ Н. И. Пирогова заняли твердую позицию в отношениях к новым научным проблемам. Во всех университетах России велись морфологические исследования. На фоне многих заурядных профессоров выделялись яркие личности, заставляющие говорить о себе. В Казанском университете к таким передовым анатомам принадлежал Е. Ф. Аристов (1806 - 1875).

Он окончил Московскую медико-хирургическую академию с золотой медалью в 1830 г. и сразу же направился в Саратов на борьбу с эпидемией холеры. В 1832 г. был отозван в Москву для подготовки к профессорскому званию по специальности "Анатомия". В 1834 г. он защитил диссертацию и ему было присвоено ученое звание доктора медицины. В 1837 г. Казанский университет пригласил его экстраординарным профессором на кафедру анатомии с разрешением воспользоваться двухгодичной заграничной командировкой.

Е. Ф. Аристов (1806 - 1875)
Е. Ф. Аристов (1806 - 1875)

Уже с самого начала своего пребывания в Казанском университете, Е. Ф. Аристов в полном блеске проявил качества педагога. Как лектор, он был безупречен, живая мысль, способность к смелым философским обобщениям, простота и ясность изложения неизбежно влекли к нему студенчество. Предшественники его по кафедре анатомии (тогда - физиологической анатомии Н. О. Браун и П. С. Карейша) почти не оставили после себя материальной базы. Кафедра продолжала переживать последствия недавнего разгрома, закончившегося "торжественным" погребением анатомических препаратов на кладбище по приказу чиновников.

Е. Ф. Аристову пришлось все создавать заново, коренным образом перестраивать учебный процесс. Параллельно с курсом физиологической анатомии ему вскоре было поручено чтение лекций по патологической анатомии, что он и выполнял до своего ухода в отставку в 1866 г.

В архивах Казанского университета и в воспоминаниях современников личность Е. Ф. Аристова охарактеризована ярко и полно. Его значение в Казани сравнивали со значением Т. Н. Грановского в Москве в 40- 50-х годах прошлого столетия. Горячо преданный своему делу, профессор увлекательными лекциями оказывал влияние не только на студентов-медиков. Его приходили слушать студенты других факультетов, покоренные блестящим лекторским дарованием. Наиболее экспансивные слушатели его лекций переходили с юридического и филологического факультетов Университета на медицинский.

Призывая студенчество нести светоч науки вперед и не жалеть своих сил в служении народу, Е. Ф. Аристов сам показывал в этом живой пример. Известны, в частности, его самоотверженные действия по спасению зданий и имущества Университета во время крупных пожаров в Казани в 1842 г., за что ему от министра народного просвещения была выражена признательность. Активное участие его в работе Казанского общества любителей естествознания послужило основанием для избрания его в почетные члены этого общества.

Число опубликованных Е. Ф. Аристовым работ не так велико. Нам известны пока лишь 16 названий. Автор интересовался строением внутренностей, строением нервов, физическими свойствами крови, строением черепа и зависимостью между внешностью человека и его духовным обликом.

При оценке научных трудов Е. Ф. Аристова следует учитывать тот факт, что на всем протяжении своего наиболее продуктивного творческого периода жизни, он работал в условиях жестокого цензурного террора. Открытое изложение взглядов было невозможным. Кажется совершенно несомненным, что он по причине конспирации в своих печатных трудах не высказывал многого из того, что удавалось ему излагать на лекциях. В противном случае, разница между тем, что он писал, и тем, что он говорил, не была бы столь резкой.

На теоретических взглядах Е. Ф. Аристова сказывается влияние А. И. Герцена и В. Г. Белинского. Он признавал единство телесной и духовной деятельности человека. Если, с одной стороны, здоровое тело обусловливает здоровый дух, то с другой - тело отражает состояние духа. Иначе говоря, внешний вид человека есть выражение его внутренних побуждений в такой же степени, в какой душевный мир человека зависит от состояния самого организма. Здесь Е. Ф. Аристов прочно стоит на материалистической почве, что становится еще более очевидным после ознакомления со следующей цитатой из его актовой речи "О значении внешности человека" перед началом занятий в Университете в 1846 г.

"Нетрудно понять, что пища, воздух, свет и т. п. действуют на наши формы. Человек, изнуренный голодом до одной кожи с костями, совсем не покажется таким, если проживет несколько времени в довольстве. Несчастный обитатель мрачного, удушливо-сырого, холодного подземелья, распухший и бледный, тотчас переменится и расцветет на свежем воздухе под теплым и ясным солнцем".

Касаясь формообразующей роли функций, Е. Ф. Аристов писал: "Напряжение мускулов такое или другое, непременно влечет за собой изменение в формах, и не только через измененное соотношение мягких частей, но и твердых, и при том действуют прямо на кости и хрящи и не прямо, через изменение процессов кровообращения и питания".

В своей лекции "О телосложениях" (1863) Е. Ф. Аристов делает попытку приблизиться к определению форм изменчивости человеческого тела. Он утверждает, что "ясное и отчетливое определение индивидуальности, т. е. всех тех особенностей как в целом теле, так и в частях его... есть главная цель общей анатомии". Требование дифференциального подхода к каждому больному предполагает обязательный учет индивидуальных особенностей формы и строения тела. Автор выделяет 10 типов телосложения с намерением облегчить задачу практического врача.

Е. Ф. Аристов подавал свой голос за улучшение общественного быта. Он говорил: "Всякое совершенство усовершает человека, а улучшение общественного быта, может быть, еще более, потому что с улучшенным бытом доставляется обществу более здоровья, а во цвете здоровья растет ум" и выступал поборником физических упражнений, оздоровляющих организм и улучшающих внешность, призывая вести здоровый и правильный образ жизни, признавал выдающуюся роль медицины в пропаганде мер по оздоровлению человечества, ибо "у медицины есть свой язык и язык самый убедительный, потому что материальный, а не отвлеченный".

В статье "Критический разбор успехов новейшей микроскопической анатомии по части неврологии" (1842) Е. Ф. Аристов обнаруживал глубокое знакомство со всеми анатомическими и физиологическими работами по неврологии. Больше того, он провел серию собственных наблюдений с помощью микроскопа над строением головного мозга и периферических нервных стволов и на основании собственных наблюдений вступил в дискуссию с признанными авторитетами в этой области (Ремак, Бурдах и др.).

Честное и открытое изложение своих взглядов в университетской аудитории и на страницах печати, эрудированность и убежденность в торжестве материалистических принципов в науке вполне объясняют нам, почему личность Е. Ф. Аристова неизменно пользовалась уважением и почетом. Тяжело приходилось ему в окружении реакционно настроенных, а порой попросту консервативных профессоров.

Любовью к народу, к науке была пронизана вся деятельность Е. Ф. Аристова. Лишь благодаря своему таланту и напряженному труду он поднялся до высоты университетской кафедры, не запятнав свою совесть ни принятием протекции, ни угодливым прислужничеством к "высоким мира сего". Вот почему в Казани в день его похорон собралось так много его учеников и почитателей. Вот почему стихийно возникло решение об учреждении стипендии в память Е. Ф. Аристова для лучших студентов Казанского университета, проявивших интерес и успехи в нормальной и патологической анатомии.

Кафедре анатомии Киевского университета славу создали в XIX веке А. П. Вальтер (1817-1889) и В. А. Бец (1834 - 1894).

А. П. Вальтер был учеником Н. И. Пирогова по Дерптскому университету, испытал на себе влияние его страстной увлеченности наукой и заслужил его рекомендации для занятия кафедры анатомии в Киевском университете в 1843 г. Этой кафедрой он руководил до 1868 г., т. е. в течение 33 лет. Он был и фактическим организатором этой кафедры (Ю. В. Букин). Им подготовлен "Курс анатомии человеческого тела", второе издание которого (1855) было отмечено премией П. А. Загорского. В 1871 г. им было опубликовано еще одно руководство: "Курс практической и прикладной анатомии человеческого тела". На протяжении 20 лет (1860 - 1880) он издавал журнал "Современная медицина", комплектование и редактирование которого всецело лежало на его плечах. Журнал пользовался огромным авторитетом.

В научной анатомии А. П. Вальтер стремился быть морфологом физиологического профиля. Не удивительно поэтому, что ему доверили курс лекций по физиологии в Киевском университете, хотя в это время кафедра анатомии и кафедра физиологии существовали раздельно. Как блестящий экспериментатор, он впервые доказал наличие в нервах сосудосуживающих нервных волокон в работе "О значении сочувственных нитей, примешанных к седалищному нерву лягушки" (1843). Им выполнены ценные исследования о влиянии холода (1863) и тепла (1866) на организм животных.

Противник описательной анатомии А. П. Вальтер указывал: "Я изучаю анатомию живого, а не мертвого тела, я хотел бы быть физиологом в смысле новой физиологической школы". В этом порыве он выражал заветы своего любимого учителя Н. И. Пирогова, в лице которого он видел всегда "первого во все времена анатома и ученого", так он не переставал говорить всю жизнь.

В. А. Бец, возглавлявший кафедру анатомии Киевского университета, был воспитанником этого университета (окончил его в 1860 г. с отличием). Завершил свое образование в Австрии и Германии, защитив докторскую диссертацию "О механизме кровообращения в печени" (1863). Как ученик А. П. Вальтера он принял от него кафедру в 1868 г. и руководил ею до 1890 г.

Будучи весьма эрудированным анатомом В. А. Бец понимал анатомию широко и дальновидно. Вот его вещие слова из вступительной лекции в 1870 г. "Задача высшей анатомии, задача будущих ее слушателей заключается в объяснении плана постройки организма. Начало этой анатомии положит тот, кто прежде докажет, что развитие организма совершается по самым точно исследованным физико-химическим законам". Но и в том виде, в каком находилась анатомия в XIX веке, она оценивалась В. А. Бецем вполне оптимистично. Как он говорил: "Анатомия, излагая устройство организма, есть главная и коренная часть учения о жизни (биологии) в различных фазах ее проявления, и поэтому она составляет основу биологических наук, подпору и самую точку их отправления".

В. А. Бец (1834 - 1894)
В. А. Бец (1834 - 1894)

Примечательны и непреходяще важны результаты научных исследований В. А. Беца. Он явился одним из основоположников учения о цитоархитектонике коры головного мозга. Он открыл гигантские пирамидные клетки в V слое коры - клетки Беца, предложил метод изучения серийных срезов мозга, находящийся на вооружении в настоящее время. Собственными руками он изготовил 6000 срезов. Эти препараты, экспонированные на Всероссийской мануфактурной выставке в Петербурге в 1870 г., получили поощрение. В 1873 г. препараты Беца демонстрировались на Всемирной выставке в Вене и также были отмечены медалью. Знаменитый И. Гиртль восторженно оценил их. "Я должен сказать, - заявил он, - что ни один анатом не содействовал изучению строения черепного мозга таким образом, как профессор Бец".

Нельзя не упомянуть и о других достижениях В. А. Беца. Его исследования направлялись на изучение остеогенеза (Киев, 1887), на микроструктуру надпочечника (1864). В его публикациях всегда можно было найти новое слово. Его книга "Анатомия поверхности головного мозга" с атласом из 36 таблиц (1883) содержала наиболее полное описание рельефа коры полушарий мозга.

Представителями Харьковской школы анатомов (Т. С. Иллинский, Д. Ф. Лямбль, И. К. Вагнер, М. А. Попов, А. К. Белоусов) в XIX веке проведена большая работа по совершенствованию преподавания анатомии. Научные труды профессоров кафедры анатомии удостаивались наград и поощрений. Д. Ф. Лямбль получил премию П. А. Загорского в 1893 г. за книгу "Самовывих позвоночника". А. К. Белоусов - учитель

В. П. Воробьева разработал методику инъекции кровеносных сосудов холодными застывающими массами. За анатомические препараты, изготовленные по его способу, ему была присуждена серебряная медаль на Всероссийской художественной выставке в Москве в 1882 г. и на выставке в Брюсселе. Имя А. К. Белоусова связано с точным описанием нервов сосудов. Это была его докторская диссертация (Харьков, 1889). Им подготовлены и изданы также оригинальные синоптические таблицы нервов человеческого тела (1906).

предыдущая главасодержаниеследующая глава

















© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2011-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://anfiz.ru/ 'AnFiz.ru: Анатомия и физиология человека'