НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ЭКЗАМЕН ПО АНАТОМИИ   ЭКЗАМЕН ПО ПАТОЛОГИИ   О САЙТЕ  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

П. Ф. Лесгафт - основоположник теоретической анатомии в России

П. Ф. Лесгафт был первым из русских анатомов, который понял и подхватил идеи Н. И. Пирогова. Ощущая слабость теоретической разработки анатомии как биологической науки, он с большой силой устремился в эту область. Глубокое почитание Н. И. Пирогова как личности дополнялось высокой оценкой Н. И. Пирогова как ученого. Для П. Ф. Лесгафта Н. И. Пирогов "...везде является самостоятельным и оригинальным исследователем". Личные встречи между ними были кратковре-менны, однако П. Ф. Лесгафт всю жизнь помнил об этих встречах. Биографы Лесгафта указывают, что на его рабочем столе перед глазами был всегда портрет Н. И. Пирогова.

Среди трудов Н. И. Пирогова П. Ф. Лесгафт особенно ценил книгу "Хирургическая анатомия артериальных стволов и фасций", которую называл классической и предлагал дорожить ею, так как ничего подобного после нее не было ни у нас в стране, ни за рубежом. Уже этот факт давал повод утверждать, что в анатомии сосудистой системы П. Ф. Лесгафт продолжал дело, начатое Н. И. Пироговым.

П. Ф. Лесгафт (1837 - 1909)
П. Ф. Лесгафт (1837 - 1909)

Выдающийся анатом - основоположник теоретической анатомии в России, замечательный педагог, зачинатель и теоретик физического образования, биолог-мыслитель и целеустремленный общественный деятель - вот далеко не полный перечень направлений, в сфере которых промчалась кипучая жизнь П. Ф. Лесгафта.

Петр Францевич Лесгафт родился в 1837 г. в Петербурге. В 1856 г. поступил учиться в Медико-хирургическую (Военно-медицинскую) академию, которую закончил в 1861 г. Работал ординатором госпиталя и приватным преподавателем анатомии в Медико-хирургической академии. В 1865 г. получил ученую степень доктора медицины на основании защиты диссертации "Об окончании продольных мышечных волокон прямой кишки..." В 1868 г. прибавил к ней еще степень доктора хирургии, которая была присуждена ему после представления анатомо-хирургической диссертации "Colotomia" (искусственный проход для кала) в левой поясничной области с анатомической точки зрения. Степень была присуждена без публичной защиты диссертации.

В том же году П. Ф. Лесгафт был избран заведующим кафедрой анатомии Казанского университета, но в 1871 г. отстранен от преподавания по решению царя Александра II. Основанием послужила статья П. Ф. Лесгафта в газете "С.- Петербургские ведомости" от 23 сентября 1871 г. с разоблачением злоупотреблений в Университете. С 1872 по 1893 г. П. Ф. Лесгафт проводил занятия с вольнослушательницами на курсах (1872 - 1874), был занят преподаванием анатомии в Медико-хирургической академии, чтением приват-доцентского курса в Петербургском университете (1875 - 1893). С 1893 г. его деятельность была сосредоточена в созданной им в Петербурге Биологической лаборатории. За подписание протеста против избиения студентов на демонстрации он подвергся репрессии, в 1902 г. был выслан из Петербурга.

Независимость суждений и непреклонная политическая позиция ученого были причиной огромных симпатий к нему в революционных кругах Петербурга. Когда в 1895 г. образовалось общество "Помощь в чтении больным и бедным", он встал в ряды его руководителей. Членами общества были сестра В. И. Ленина Анна Ильинична и ее муж М. Т. Елизаров. В 1905 г. с разрешения П. Ф. Лесгафта в помещениях руководимой им Биологической лаборатории заседал Совет рабочих депутатов, собиралось Правление профсоюза рабочих печатников. Осенью 1905 г. на одно из собраний прибыл В. И. Ленин. В условиях надежной конспирации он в 1905 - 1906 гг. еще много раз выступал в здании Биологической лаборатории, проводил совещания, встречался с революционерами. Обо всем этом не мог не знать П. Ф. Лесгафт - глава лаборатории.

Важным событием в жизни П. Ф. Лесгафта было изучение методов физического воспитания. В 1874 г. ему было поручено Управлением военно-учебными заведениями военного ведомства ознакомиться с занятиями гимнастикой в западноевропейских странах. Имелось в виду внедрение этого опыта в русские офицерские школы. Программа, предоставленная П. Ф. Лесгафтом после возвращения в Петербург, не была принята, тем не менее он серьезно увлекся проблемой физического воспитания, и это наложило отпечаток на его взгляды как морфолога. С 1877 до 1882 г. он проверял свои выводы в процессе преподавания на учебно-гимнастических курсах для офицеров. В 1905 г. он организовал на базе курсов руководителей физического воспитания так называемую Вольную Высшую школу, запрещенную правительством в 1907 г. П. Ф. Лесгафт умер в 1909 г. Выдающиеся достижения П. Ф. Лесгафта в анатомии оказались возможными благодаря его энциклопедической образованности. Он хорошо знал математику, изучал в течение 3 лет химию у проф. Н. Н. Зинина, имел глубокие познания в прикладной физике, в частности в теории сопротивления материалов. Самостоятельно овладел законами строительной техники. Его эрудиция по всем актуальным проблемам естествознания была поразительной.

Взлету мысли П. Ф. Лесгафта способствовала его философская вооруженность. Многое из сокровищницы достижений русской классической философии оплодотворяло и укрепляло его теоретическое кредо. Так, он исходил из того, что источником знаний и родоначальником мышления является чувственный опыт, без которого нет истинности знаний. В унисон с высказываниями А. И. Герцена, П. Ф. Лесгафт утверждал, что одни факты еще не составляют науки, нужна теория, в противном случае любая наука заходит в тупик. Обязательность связи науки с практикой, с жизнью признавалась им как само собой разумеющееся условие. Отсюда проистекали его врачебная деятельность, призыв исследовать анатомическое строение в прижизненных отношениях, его понимание роли физического воспитания.

С 1874 г. П. Ф. Лесгафт начинает печатать статьи по педагогике и физическому образованию. Было бы неправильным считать его интерес к физическому образованию случайным. Стремясь вырваться из рамок описательной анатомии, П. Ф. Лесгафт вынашивал идеи функциональной анатомии и искал сферы применения в практике своих теоретических положений. Глубокие знания анатомии помогли ему творчески анализировать влияние физических упражнений на организм. К оценке физического воспитания он пришел от анатомии. Как никто до него, он понял, что физическое воспитание должно быть организовано на строго научной почве. Эту научную основу П. Ф. Лесгафт увидел в анатомии и физиологии, которые позволяют наметить правильную программу физических упражнений и выяснить степень влияния этих упражнений на организм. Функция, по Лесгафту, определяет форму, и следовательно, совершенная форма (здоровый организм) находится в прямой зависимости от активного воздействия на нее упражнений.

П. Ф. Лесгафт из указанного положения делал практические выводы. Если обычные функции органов дополнить специальными упражнениями, если разработать комплекс разумных тренировочных нагрузок для лучшего развития органов, то можно добиться более совершенной формы. Следуя в этом направлении, П. Ф. Лесгафт впервые проложил мост между анатомией и физической культурой и создал научно обоснованную теорию физического воспитания людей.

Успехи Лесгафта в пропаганде и распространении физического образования в России общепризнаны и отмечены присвоением его имени старейшему институту физической культуры - Ленинградскому.

На заслугах П. Ф. Лесгафта в разработке научных основ физического воспитания следует остановиться подробнее. Отправным положением для него служил постулат Ламарка о роли упражнений (функций) в развитии организма. Увлечение Ламарком было присуще П. Ф. Лесгафту на протяжении всей его жизни. Гипноз идей великого французского ученого был значительным, несмотря на то, что Лесгафт брал из учения Ламарка только тот его раздел, в котором доказывалось воздействие функций на органогенез. Ни о какой передаче по наследству приобретенных признаков в трудах Лесгафта речи не идет.

Целенаправленные физические упражнения, как думал Лесгафт, могут быть привиты людям в процессе физического воспитания. Но физическое воспитание прерогатива тех, кто воспитывает, обучает. Задача же должна заключаться в реализации широкой программы физического совершенствования людей. Так Лесгафт пришел к девизу физического образования. Это понятие предложено им. Физическое воспитание рассматривалось Лесгафтом как часть физического образования, как его предпосылка.

Главными принципами физического образования были предложены следующие:

1. Принцип всесторонности, многоканальности физического образования.

2. Принцип взаимосвязи, взаимообогащения физического, умственного и нравственного воспитания как условие гармонического развития человека.

3. Принцип научности физического образования, предполагающий:

а) взаимообусловленность формы и функций;

б) признание возрастных, половых, конституцио нальных особенностей;

в) исключение прирожденной обреченности (предопределения) физического облика человека;

г) преодоление диктата наследственности.

Одна из главных заслуг П. Ф. Лесгафта - обоснование и разработка созданной им теоретической анатомии. В этой сфере творчества он выдвинулся в ряд ведущих ученых мира, таких, как Вильгельм Ру, Карл Гегенбауер. Главная задача анатомии, не переставал повторять П. Ф. Лесгафт, состоит в выяснении идеи, общего плана структурной организации тела человека. Решение этой задачи достигается, по его мнению, при выяснении связей всех органов, познании взаимодействия и раскрытия пространственных отношений. Такой подход мы назвали бы сейчас системным.

Практической и прикладной анатомии П. Ф. Лесгафт также уделял большое внимание. Он, в частности, показал особенности строения мочеполовой диафрагмы у мужчин и у женщин в связи с функциями опоры для органов и конструкций уретры и влагалища; выявил клетчаточные пространства промежности; объяснил механизм подвижности прямой кишки, который складывается из натягивающей функции продольных мышц стенки кишки и дилататорных сил мышцы, поднимающей задний проход. Исследование путей транспорта секрета слезной железы привело П. Ф. Лесгафта к открытию слезной мышцы как части круговой мышцы глаза. С его именем связано выделение поясничного треугольника на границе широких мышц живота и длинных мышц спины.

Этот треугольник представляет собой одно из слабых мест брюшной стенки и важный ориентир при оперативном доступе к почке.

П. Ф. Лесгафт доказал, что внутренняя архитектура костей перестраивается под воздействием функций активно, в то время как внешняя форма костей обусловлена влиянием на них сил тяги и давления; дал четкие определения простых и сложных суставов; научил умению читать по форме суставных поверхностей характер движений в суставах, а по движениям - прогнозировать с математической точностью тип сустава и тип мышц. Как полагает Ф. В. Судзиловский (1960), П. Ф. Лесгафта следует считать создателем общей и частной анатомии и биомеханики суставов. Уместно напомнить о том, что именно П. Ф. Лесгафт в 1897 г. первым приступил к изучению суставов у живых людей с помощью рентгеновских лучей [Букин Ю. В., 1953]. Из 131 опубликованных им работ большая часть была посвящена анатомии.

Вопросы ангиологии не переставали интересовать П. Ф. Лесгафта на протяжении всего его жизненного пути. В его знаменитой формуле - раздражитель, питание, рост, форма - на первом месте стоит значение функций, как внешних раздражителей. Эти раздражители возбуждают питание органов, которое зависит от строения сосудистой системы и определяет дальнейшее развитие органов. Отсюда следует, что П. Ф. Лесгафт отводил сосудистой системе очень большую роль. Влияние внешней среды он рассматривал как непрерывный поток раздражений, действующих на организм. Различие раздражителей приводит, по его мнению, к различию питания органов, а это обусловливает различия в росте, в силу чего и возникают механические условия, под влиянием которых части принимают определенную форму и строение. Даже если сделать поправку на известную переоценку П. Ф. Лесгафтом механических условий, нельзя не согласиться с ним в признании решающего значения питания тканей и органов для формообразовательных процессов в организме.

Как полагал П. Ф. Лесгафт, сосудистая система обладает всеми признаками для того, чтобы выполнить это свое назначение. Следовательно, дифференцировка тканей и образование органов находятся в зависимости от условий питания и определяются степенью развития сосудов. По П. Ф. Лесгафту, появление сосудов предшествует возникновению органа. Он, естественно, имеет в виду формирование дефинитивного органа. Эмбриональная закладка органа возникает одновременно с принадлежащими ей сосудами, поэтому об отрыве сосудистой системы от субстрата не может быть и речи.

Влияние сосудистой системы на ткани и органы П. Ф. Лесгафт понимал весьма широко. Близость или отдаленность сосудов, т. е. та или иная разница в питании, и создает, по его мнению, разные ткани, отличающиеся друг от друга своей активностью и разнообразием своих проявлений. Но на этом он не останавливался, а развивал свою мысль дальше.

Всякая форма органа, ткани, клетки, - учил П. Ф. Лесгафт, - является выражением их функций. В неразрывном единстве формы и функции могут быть выявлены взаимные влияния и связь изменений одного с изменениями другого. Ткани и органы не могут быть рассматриваемы в застывшем, стабильном состоянии, форма их непрерывно изменяется под влиянием функций и условий питания. Совершенно очевидны изменчивость и пластичность органов как с точки зрения их отправлений, так и с точки зрения их формы.

Из приведенного следует вывод о возможности воздействия на форму в желаемом направлении. Для этого надо овладеть законами развития формы и познать влияние упражнений на ее развитие. Характер упражнений может повлечь за собой изменение условий питания и перестройку формы, но и функции органа при этом будут существенно меняться.

Каждая ткань, каждый орган в своей жизнедеятельности тратит энергию на рост и на выполнение определенной работы. В процессе индивидуального развития встречаются периоды, когда преобладают функции роста, и периоды, когда обменные реакции подчинены активной деятельности. Однако во всех случаях сосудистая система должна удовлетворять потребности органов. П. Ф. Лесгафт убедительно показал, что органы не могут образовываться независимо от сосудов. Точно так же недостаточное кровоснабжение обрекает сформированный орган на неполноценную деятельность. И здесь автор прослеживает взаимную зависимость: выполняемая работа связана с количеством и качеством притекающей к органу крови, а строение сосудистого русла в свою очередь находится в соответствии с выполняемой работой по принципу: все, что упражняется - развивается, все, что бездействует - исчезает.

Обобщая накопленный материал и личные наблюдения, относящиеся к строению сосудистого русла человека, П. Ф. Лесгафт устанавливает ряд законов развития, топографии и архитектоники сосудов. Эти законы общеизвестны и вошли в современные руководства по общей анатомии. Так, П. Ф. Лесгафт утверждал, что сосуды развиваются в сторону наименьшего сопротивления. При этом артериальные стволы оказываются тем крупнее, чем больше область распространения ветвей данной артерии и чем выше уровень энергетических процессов органов, к которым артерия идет. Развитие венозных сплетений определяется количеством оттекающей крови, энергией деятельности сердца, мышечной системы и другими факторами. Венозные сплетения встречаются повсюду, где органы, меняющие свой объем, окружены костными стенками. Артерии располагаются таким образом, чтобы доставить питание органам ближайшим и кратчайшим путем. В связи с этим главные стволы артерий лежат на сгибательной поверхности (стороне) тела и конечностей. Стволы эти делятся соответственно делению костной основы и соединяются между собой на периферии дугообразно. В подвижных местах образуются обходные артериальные сети: чем больше дуга движений, тем резче выражены обходные сети.

Связь кровообращения с функцией органа демонстрируется на примере кровоснабжения мышц. Так, мышцы ловкие получают относительно большее количество сосудов, а мышцы сильные снабжаются кровью через артерии меньшего калибра.

На основании исследования своего ученика И. А. Никифорова П. Ф. Лесгафт доказал, что верхняя конечность в целом поставлена в лучшие условия кровообращения, чем нижняя.

П. Ф. Лесгафт дал одну из первых классификаций артериальных анастомозов и указал на их значение в обеспечении равномерного распределения крови. Его мысли относительно механизмов распределения крови были новыми для своего времени и плодотворными для последующей разработки. Установленные им принципы хода, ветвления, связей сосудов, их отношения к органам и к скелету кажутся в настоящее время само собой разумеющимися, но для того, чтобы это гениальное стало простым, нужен был труд выдающегося анатома.

Рис. 7. Титульный лист книги Лесгафта на немецком языке
Рис. 7. Титульный лист книги Лесгафта на немецком языке

Сравнительно мало внимания уделил П. Ф. Лесгафт лимфатической системе. Лимфатические узлы он называл железами. Относительно локализации узлов он высказывал обобщение, согласно которому узлы находятся во всех местах, где при наименьшем сжатии и давлении встречается рыхлая соединительная ткань и где имеются обильные кровеносные капилляры.

П. Ф. Лесгафт считал, что в жизнедеятельности всех органов и систем эффективная работа необходимо соотносится с рациональной конструкцией органа (наименьшая трата материала при наибольшем коэффициенте полезной деятельности). Только при гармоническом развитии всех органов организм человека может производить самую эффективную работу, затрачивая наименьшее количество энергии и материалов. Диалектическое единство противоречий при развитии суставов раскрыто П. Ф. Лесгафтом в законе, согласно которому кости соединяются таким образом, что при наименьшем объеме места соединения и крепости последнего достигаются наибольшее разнообразие и размах движений. Отчетливо определены им закономерности распределения мышц по отношению к скелету в соответствии с требованиями биомеханики. На примере типов конечностей у животных П. Ф. Лесгафт проверил правильность своих законов. Он был современником немецких анатомов Р. Фишера, X. Трипеля, занимавшихся исследованиями биомеханики движений человека и продолжавших традиции братьев В. и Э. Вебер (1836). Его предложения и выводы ценны для лечебной физкультуры и ортопедии до настоящего времени.

В крупной работе, посвященной архитектуре таза человека, П. Ф. Лесгафт рассмотрел элементы конструкции таза с точки зрения законов физики. Он выдвинул и обосновал понятие о тазовом своде, измерил его сопротивление, дал известные теперь анатомам и акушерам параметры таза, проследил их изменения. Практическое использование рентгеновских лучей для характеристики суставов и внутренних органов - бесспорная заслуга П. Ф. Лесгафта.

Несмотря на то что П. Ф. Лесгафт начал свою научную деятельность с анатомии и до конца дней не изменил этой первой привязанности, его общепризнанной славе послужил вклад в науку о воспитании молодого поколения. Но нельзя преуменьшить заслуг его в анатомии. После Н. И. Пирогова не было в нашей стране анатома, равного П. Ф. Лесгафту по уровню мышления, по числу открытий, по значению для истории отечественной и мировой анатомии. И тем не менее П. Ф. Лесгафт велик прежде всего, как "учитель жизни", как оригинальный теоретик воспитания. Убеждение в том, что человек становится человеком через воспитание определяло направление его полемики по педагогическим проблемам и обширную практическую деятельность. "Цель воспитания - писал П. Ф. Лесгафт, - развитие самодеятельности человека, сознательно относящегося к окружающей среде".

Требование сочетать меры умственного воспитания в школе с мерами физического воспитания приняло в середине XIX века весьма резкую форму. Увеличение учебной нагрузки и невнимание к вопросам школьной гигиены повело к тому, что у большей части школьников, по данным Зуленберга, Адамса и других врачей Западной Европы, оказались искривления позвоночника. У многих детей развивалась близорукость (Кон, Эрисман, Ройх).

Научный подход П. Ф. Лесгафта к решению проблемы воспитания молодого поколения выразился в том, что он провозгласил обязательность увязки программы физического образования с анатомо-физиологическими особенностями организма ребенка, сам разработал первые комплексы физических упражнений и приступил к проведению в жизнь широкой системы физического образования. При этом он не просто настаивал на применении физических упражнений в школе по принципу "упражняйте тело, сделайте его сильным и здоровым и оно станет молодым и разумным" (Ж. Ж. Руссо). Он ставил задачу всестороннего развития здорового человека. Для того чтобы человек рос здоровым, нужно было улучшить гигиенические условия в школе, обеспечить правильный режим дня школьника с чередованием умственных занятий, физических упражнений и игр. Забота о здоровье детей выдвигалась П. Ф. Лесгафтом на первый план, а стремление к физическому совершенствованию признавалось важной, сопутствующей задачей. Система всестороннего воспитания, по Лесгафту, это комплексная система, имеющая целью воспитать человека, гармонически развитого, физически здорового, духовно чистого, нравственно цельного. Являясь одновременно врачом, анатомом и педагогом, П. Ф. Лесгафт настолько глубокого раскрыл взаимодействие всех факторов, формирующих организм и личность человека, что его труды сохраняют свою жизненность и в настоящее время.

Заботы П. Ф. Лесгафта о здоровом потомстве проявились в конкретных делах. Сотрудничая с А. П. Доброславиным и Ф. Ф. Эрисманом, выдающимися русскими гигиенистами, в составе школьно-педагогической комиссии, он добивался не только внедрения и рационализации методов физического воспитания, но и осуществления многих общегигиенических требований: профилактических врачебных осмотров школьников, создания образцов одежды, однодневных прогулок и т. д. Что касается физических упражнений, то П. Ф. Лесгафт предусматривал постепенное наращивание нагрузок для развития мышечной силы и для более благоприятного роста. Физический труд, превышающий силы человека, всегда будет его истощать и неизменно расстроит его здоровье - указывал ученый. Поэтому работы, которые в школах приняты для детей, должны соответствовать их физическим возможностям.

Реализуя приципы физического воспитания, - указывал П. Ф. Лесгафт, - необходимо обращать внимание на постройку молодого организма в различных периодах его развития, чтобы действовать сознательно, без грубых ошибок, вредно влияющих на правильный ход развития организма. Естественно, что лучшей гарантией от ошибок будет соединение естественных наук с физическим воспитанием, ибо теорию телесных упражнений нельзя отделить от анатомии и физиологии. П. Ф. Лесгафт критикует постановку преподавания гимнастики за рубежом именно за то, что на занятиях будущих воспитателей из-за слабой анатомо-физиологической их подготовки никакого научного разбора механики движений не проводится. Однако влиять на молодой организм правильно и рационально можно лишь при условии, что педагог не только знает, но и понимает происходящие в организме изменения. В этом смысле для П. Ф. Лесгафта были совершенно неприемлемы взгляды известного физиолога Дюбуа-Раймона, который отрицал возможность применения теоретических данных анатомии и физиологии для обоснования гимнастических упражнений.

В учении П. Ф. Лесгафта впервые убедительно, с большой силой показано принципиальное отличие поведения человека как общественного существа от поведения животных. Это было сделано до того, как увидела свет работа Ф. Энгельса, содержавшая трудовую теорию антропогенеза. Зависимость человека от общебиологических факторов оттесняется в трудах П. Ф. Лесгафта на второй план по сравнению с зависимостью от социальных факторов (условия жизни и деятельности, питание, движение, труд, воспитание). Это достоинство учения крупнейшего русского естествоиспытателя и педагога еще не было подчеркнуто его биографами.

П. Ф. Лесгафт шел в авангарде борцов за женское медицинское образование. Еще в Казани (1870) он разрешил ученицам повивальных классов слушать лекции по анатомии вместе со студентами медицинского факультета, вопреки указаниям Министерства народного просвещения. Там же он допустил к исполнению обязанностей ассистента анатомического театра Е. С. Мужскову, ставшую первой женщиной анатомом в России.

После переезда в Петроград в 1872 г. П. Ф. Лесгафт приступил к систематическим занятиям по анатомии с группой женщин вольнослушательниц Военно-медицинской академии.

Он создал курсы воспитательниц и руководительниц физического образования в школе. Впервые в истории России женщины приобщались к физической культуре. Лесгафтовские курсы стали прототипом будущих физкультурных учебных заведений, получивших права гражданства и широкое распространение в СССР.

Страстно и настойчиво П. Ф. Лесгафт требовал, чтобы общество подумало о возможно широком народном образовании, о том, что человеку надо дать больше света. "Содействовать действительному образованию женщины составляет поэтому самую настоящую задачу всякого общества", - писал Лесгафт в 1889 г.

На курсы руководительниц физического образования тянулись дочери рабочих и крестьян. В 1898/99 гг. они составляли уже 25% от числа принятых. Правительство с раздражением отмечало демократическую направленность системы преподавания на курсах. Курсистки ("лесгафтички") именовались бомбистками. Полиция ждала только случая, чтобы закрыть эти курсы.

Намерения царского правительства наказать и нейтрализовать П. Ф. Лесгафта обернулись против самодержавия. Его имя сделалось символом бесстрашия в борьбе с произволом. На его лекции хлынула масса защитников правды, народолюбов. Он стал одним из популярных кумиров и учителей молодежи. Лекции по анатомии превращались в изложение целого научного миросозерцания. Так писали о нем его слушатели. Это был учитель высшего уровня, любимец студентов (В. Н. Фигнер).

О мировоззрении П. Ф. Лесгафта до настоящего времени ведутся споры. При этом, разумеется, никогда не ставилась под сомнение преданность его материализму. Оценка же его взглядов на развитие природы, на соотношение биологических и социальных факторов в формировании личности, чрезвычайно противоречива. И для этого несомненно имеются основания.

Для убежденного и воинствующего материализма П. Ф. Лесгафта защита материалистической науки была делом жизни. Устойчивость его взглядов на методологические принципы науки не уступает устойчивости его политической ориентации. Он вел борьбу против реакционной схоластики, тормозившей развитие положительной науки. К. А. Тимирязев (1904) считал такую борьбу самой общей и основной задачей ученых.

Несомненный познавательный интерес представляют общие философские высказывания П. Ф. Лесгафта по основным направлениям миропонимания. Он был одним из тех, кто очень широко раскрыл значение механической формы движения материи. За это ему был предъявлен упрек в механицизме. Однако современные представления о распространении этой формы движения подтверждают правоту П. Ф. Лесгафта. "Движение составляет необходимое условие всякого жизненного отправления", - писал Лесгафт. Нельзя не воздать должного гениальности этого обобщения.

Как известно, для сознательного материалиста обязательно не только познание материального мира, первичности материи и существования ее независимо от человека. Важно еще и то, как тот или иной ученый отвечает на вопрос о природе сознания. П. Ф. Лесгафт прочно стоял на позициях единства чувственного и логического в познании материи. Объективный мир, по Лесгафту, источник всех ощущений. Представление о явлениях внешнего мира это результат отражательной способности материальных снарядов нашего тела - органов чувств и мозга. В одной из своих работ он упрекает тех физиологов, которые "никак не могут допустить, чтобы ощущения были связаны с морфологическими изменениями и являлись бы продуктом таких изменений". Он выступает также против произвольного толкования результатов экспериментов в отрыве от закономерностей конструкции органа, т. е. субстрата.

Наиболее дискутабельна оценка отношения П. Ф. Лесгафта к учению Дарвина. Несомненно, упрек в недооценке дарвинизма вполне им заслужен, хотя он воздавал должное великому английскому естествоиспытателю и мыслителю. В 1889 г. П. Ф. Лесгафт писал: "Ж. Ламарк как и Ч. Дарвин значительно разработали вопрос о происхождении видов, причем они своими широкими обобщениями совершенно изменили способ изучения биологических данных и придали ему более научное направление, сведя изучение их от описания разрозненных фактов к выяснению причинной связи изменяемости форм и усовершенствования их организации".

В своих статьях П. Ф. Лесгафт показывал, что он предпочитает учение Ламарка учению Дарвина. Особенно отчетливо это видно в статьях "Об успехах биологии в XIX столетии" (1901) и "Памяти Жана Ламарка" (1909). Лесгафт не только приписывает Ламарку приоритет в открытии происхождения видов, которую Ч. Дарвин якобы только подтвердил, но и противопоставляет их взгляды на развитие природы. П. Ф. Лесгафт утверждал, что сам Ч. Дарвин враждебно относился к Ламарку и его учению. Но, как правильно подчеркнул К. А. Тимирязев, "один только трезвый дарвинизм уделяет ламаркизму принадлежащее ему по праву место в науке". Следует согласиться с Г. Г. Шахвердовым (1951) в том, что обвинение П. Ф. Лесгафта в антидарвинизме совершенно абсурдно. П. Ф. Лесгафт высоко ценил факты и обобщения Ч. Дарвина, но сурово критиковал его ошибки (идею борьбы за существование в обществе, недооценку внешней среды и др.). Одновременно должен быть отброшен упрек П. Ф. Лесгафту в принадлежности его к механоламаркистам. Ученый признавал Ламарка основоположником новой философии биологии, провозгласившим единственную научную теорию жизни - так называемую "механическую теорию жизни". Но он во многом преодолел недостатки ламаркизма, правильно оценил роль внешней среды, был свободен от подчинения телеологии, правильно понимал соотношение физического и психического.

Конечно, между взглядами Ламарка и взглядами П. Ф. Лесгафта много общего. Это относится не только к прогрессивным сторонам учения Ламарка. Одно то, что П. Ф. Лесгафт видит единомышленников Ламарка в лице Гельмгольца, Маха и Оствальда, служит подтверждением его философской непоследовательности. Известно, как беспощадно разоблачал В. И. Ленин знаменитого химика Оствальда, отдававшего дань идеализму своей агностической концепцией "энергитизма", крупнейшего естествоиспытателя Гельмгольца, склонявшегося в философских вопросах к кантианству, в особенности физика Маха. Между тем П. Ф. Лесгафт в рецензии на книгу Оствальда отмечал, что этот ученый "написал философию естественных наук", "выработал себе учение", которое оказалось применимым даже к выяснению "цели жизни и идеала человеческой деятельности".

Крупной заслугой П. Ф. Лесгафта является его вклад в полемическую борьбу против явного и замаскированного идеализма. Со всей силой квалифицированного анатома он преградил путь расистским теориям в антропологии.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

















© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2011-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://anfiz.ru/ 'AnFiz.ru: Анатомия и физиология человека'