НОВОСТИ   БИБЛИОТЕКА   ЭКЗАМЕН ПО АНАТОМИИ   ЭКЗАМЕН ПО ПАТОЛОГИИ   О САЙТЕ  





предыдущая главасодержаниеследующая глава

Общая часть

Краткий очерк истории анатомии

История анатомии есть история борьбы материализма и идеализма во взглядах на строение и развитие организма человека. Эта борьба начинается с возникновения классов в эпоху рабовладельческого строя.

В Древней Греции под влиянием материализма Демокрита и диалектики Гераклита, высказавшего знаменитое положение "все течет" (panta rhei), формируется материалистический взгляд на строение человеческого организма.

Так, знаменитый врач Древней Греции - Гиппократ (460-377 гг. до н. э.) учил, что основу строения организма составляют четыре "сока": кровь (sanguis), слизь (phlegma), желчь (chole) и черная желчь (melaina chole). От преобладания одного из этих соков зависят и виды темперамента человека: сангвиник, флегматик, холерик и меланхолик. Следовательно, темперамент человека как одно из проявлении душевной деятельности его обусловлен состоянием соков тела, т. е. материи. В этом был материализм Гиппократа.

Названные виды темперамента определяли, по Гиппократу, одновременно и разные типы конституции человека, которая многообразна и может изменяться соответственно изменению тех же соков тела (диалектика).

Исходя из такого представления об организме, Гиппократ смотрел и на болезни как на результат неправильного смешения жидкостей, вследствие чего ввел в практику лечения различные "жидкогонные" средства. Так возникла "гуморальная" (humor - жидкость) теория строения организма, которая в известной мере сохранила свое значение до сих пор, отчего Гиппократа считают отцом медицины.

Врагом материализма и представителем античного идеализма был идеолог аристократической реакции Платон (427-347 гг. до н. э.). По Платону, организм человека управляется не материальным органом - мозгом, а тремя видами души, или "пневмы", помещающимися в трех главнейших органах тела - мозге, сердце и печени (треножник Платона).

Ученик Платона Аристотель (384-322 гг. до н. э.) был дуалистом, эклектиком. С одной стороны, он развивал идеалистическое учение своего учителя Платона о душе, которая есть действенное, животворное начало - энтелехия; все в природе, включая и человека, подчинено высшей целесообразности - телеология (telos - цель). С другой стороны, в отличие от Платона он придерживался материалистического взгляда на душу, которая находится в единстве с телом и которая смертна и умирает вместе с ним. Он сделал первую попытку сравнения тела животных и изучения зародыша и явился зачинателем сравнительной анатомии и эмбриологии. Аристотель высказал верную мысль, противоречащую религии, о том, что всякое животное происходит от животного (omne animal ex animali).

В Древнем Риме Клавдий Гален (130 - около 200 гг. н. э.) был выдающимся философом, биологом, врачом, анатомом и физиологом. В своих взглядах на организм он, с одной стороны, развивал идеализм Платона и телеологию Аристотеля, а с другой - подходил к изучению организма материалистически, т. е. был по существу эклектиком. Как рьяный платоник, он считал, что организм управляется тремя органами: печенью, где вырабатывается физическая пневма, распределяющаяся по венам; сердцем, в котором возникает жизненная пневма, передающаяся по артериям, и мозгом - средоточием психической пневмы, распространяющейся по нервам.

Следуя за телеологическими положениями Аристотеля, Гален смотрел на организм как на дивную машину, созданную для высшей цели, по замыслу верховного художника. Наряду с такими идеалистическими взглядами у Галена уживались и материалистические. Он считал человеческое тело состоящим из плотных и жидких частей (влияние Гиппократа).

Материализм Галена обнаружился и в самом подходе к изучению организма, который он исследовал путем наблюдения над больными и вскрытия трупов. Он впервые применил вивисекции и явился основоположником экспериментальной медицины.

В течение всего средневековья в основе медицины лежала анатомия я физиология Галена.

В эпоху феодализма (V-XVII вв.) из медицинских сочинений были распространены только труды Галена, из которых церковники выхолостили материалистическую сущность. Они покровительствовали пропаганде идеалистических и теологических взглядов Галена о создании человека по высшему плану, т. е. богом, и преследовали за критику их.

Сделав этим учение Галена схоластическим и догматическим, церковь обеспечила господство галенизма на протяжении всей эпохи феодализма, препятствуя дальнейшему развитию анатомии и медицины вообще. Так было в Западной Европе. На Востоке, свободном, от влияния католицизма, медицина продолжала развиваться.

После крещения Руси вместе с православием в ней распространилась византийская культура и была создана монастырская медицина, которая пользовалась лучшими творениями античной науки.

Анатомия и физиология для первых русских врачей были изложены в трактате неизвестного автора под заглавием "Аристотелевы проблемы", а также в комментариях игумена Белозерского монастыря Кирилла под названием "Учение Галинова на Иппократа", а анатомическая терминология - в сочинении Иоганна Экзарха "Шестоднев".

Положительную роль в преемственности античной науки сыграл и мусульманский Восток. Так, Ибн-Сина, или Авиценна (980-1037), написал "Канон медицины" (около 1000 г.), который содержит значительные анатомо-физиологические данные, заимствованные у Гиппократа, Аристотеля и Галена, и к которым Ибн-Сина прибавил собственные представления о том, что организм человека управляется не тремя органами (треножник Платона), а четырьмя: сердце, мозг, печень и яичко (четырехугольник Авиценны).

"Канон медицины" явился лучшим медицинским сочинением эпохи феодализма, и по нему учились врачи Востока и Запада до XVII столетия.

Ибн-аль-Нафизиз Дамаска (XII в.) впервые открыл легочный круг кровообращения.

Эпоха Возрождения была эпохой, "которая нуждалась в титанах и которая породила титанов по силе мысли... по многосторонности и учености" (К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, изд. 2, т. 20, с. 346).

Такие титаны появились и в анатомии. Они разрушили схоластическую анатомию Галена и построили фундамент научной анатомии. Зачинателем этого титанического труда явился Леонардо да Винчи, основоположником - Везалий и завершителем - Гарвей.

Леонардо да Винчи* (1452-1519), заинтересовавшись анатомией как художник, в дальнейшем увлекся ею как наукой, одним из первых стал вскрывать трупы людей и явился подлинным новатором в исследовании строения организма. В своих рисунках Леонардо впервые правильно изобразил различные органы человеческого тела; внес крупный вклад в развитие анатомии человека и животных, а также явился основоположником пластической анатомии. Творчество Леонардо да Винчи, как предполагают, оказало влияние на труды революционера в анатомии А. Везалия.

* (Цит. по кн.: Тикотин М. А. Леонардо да Винчи в истории анатомии и физиологии. Л., 1957.)

В старейшем университете Венеции, основанном в 1222 г., образовалась первая медицинская школа эпохи капитализма (Падуанская школа) и был выстроен (в 1490 г.) первый в Европе анатомический театр.

На почве Падуи в атмосфере новых интересов и запросов и вырос революционер анатомии Андрей Везалий (1514-1565). Вместо схоластического метода толкования, характерного для средневековой науки, он подошел к изучению организма материалистически и использовал объективный метод наблюдения. Широко применив вскрытие трупов, Везалий впервые систематически изучил строение тела человека. При этом он смело разоблачил и устранил многочисленные ошибки Галена (более 200) и этим начал подрывать авторитет господствовавшей тогда галеновской анатомии. В тот период, как отметил Энгельс, прежде чем приступить к исследованию процессов, надо была исследовать вещи. Так возник метафизический, аналитический период в анатомии, в течение которого было сделано множество открытий описательного характера.

Поэтому и Везалий уделил основное внимание открытию и описанию новых анатомических фактов, изложенных в обширном и богато иллюстрированном руководстве "О строении тела человека в семи книгах" (1543), которые И. П. Павлов охарактеризовал следующими словами: "Труд Везалия - это первая анатомия человека в новейшей истории человечества, не повторяющая только указания и мнения древних авторитетов, а опирающаяся на работу свободного исследующего ума".

Опубликование книги Везалия вызвало, с одной стороны, переворот в анатомических представлениях того времени, а с другой - бешеное сопротивление реакционных анатомов-галенистов, старавшихся сохранить падающий авторитет Галена. В этой борьбе Везалий погиб, но дело его развивалось его учениками и последователями.

Так, Габриэль Фаллопий (1523-1562) дал первое обстоятельное описание развития и строения ряда органов. Его открытия изложены в книге "Анатомические наблюдения". Его имя сохранилось до сих пор при обозначении ряда анатомических образований: "фаллопиевы трубы", "фаллопиев канал".

Бартоломео Евстахий (1510-1574 гг.), кроме описательной анатомии, изучал также историю развития организмов, чего не делал Везалий. Его анатомические познания и описания изложены в "Руководстве по анатомии", изданном в 1714 г. Его имя сохранилось до сих пор при обозначении различных анатомических образований: "евстахиева труба", "евстахиева заслонка".

Везалий, Фаллопий и Евстахий (своего рода "анатомический триумвират") построили в XVI в. прочный фундамент описательной анатомии.

XVII в. явился переломным в развитии медицины и анатомии. В этом столетии был окончательно завершен разгром схоластической и догматической анатомии средневековья и заложен фундамент истинно научных представлений. Этот идейный разгром связан с именем выдающегося представителя эпохи Возрождения, английского врача, анатома и физиолога Вильяма Гарвея (1578-1657). Гарвей, как и его великий предшественник Везалий, боролся с идеализмом в анатомии и подходил к изучению организма материалистически, т. е. пользуясь наблюдениями и опытом.

При изучении анатомии Гарвей не ограничивался простым описанием структуры, а подходил с исторической (сравнительная анатомия и эмбриология) и функциональной (физиология) точки зрения. Он высказал гениальную догадку о том, что животное в своем онтогенезе повторяет филогенез, и таким образом, первый установил биогенетический закон, впервые доказанный А. О. Ковалевским и сформулированный позднее Геккелем и Мюллером в XIX столетии. Гарвей также выставил в противовес религии материалистическое положение, что всякое животное происходит из яйца (omne animal ex ovo). Это положение стало лозунгом для последующего развития эмбриологии, что дает право считать Гарвея основоположником эмбриологии.

Открытие кровообращения. Со времен Галена в медицине господствовало идеалистическое учение о том, что кровь, наделенная пневмой, движется по сосудам в виде приливов и отливов; понятия о круговороте крови до Гарвея еще не было. Это понятие родилось в борьбе с галенизмом, в которой участвовал ряд анатомов-материалистов.

Так, Везалий, убедившись в непроницаемости перегородки между желудочками сердца, первый начал критику представления Галена о переходе крови из правой половины сердца в левую якобы через отверстия в межжелудочковой перегородке.

Ученик Везалия - Реальд Коломбо (1516-1559) показал, что кровь из правого сердца в левое попадает не через указанную перегородку, а через легкие по легочным сосудам. Об этом же писал испанский врач и богослов Мигуэль Сервет (1509-1553) в своем произведении "Восстановление христианства". Как враг идеализма он был обвинен в ереси и сожжен в 1553 г. на костре со своей книгой. Таким образом, развитие анатомии было связано с трагической судьбой, обычно постигавшей многих передовых борцов науки, посягавших на авторитет церкви. Ни Коломбо, ни Сервет, по-видимому, не знали об открытии араба Ибн-аль-Нафиза, о котором говорилось выше.

Другой преемник Везалия и учитель Гарвея - Иероним Фабриций (1537-1619) описал в 1574 г. венозные клапаны. Эти исследования подготовили открытие кровообращения Гарвеем, который на основании своих многолетних (17 лет) экспериментов отверг идеалистическое учение Галена о пневме и вместо представления о приливах и отливах крови нарисовал стройную картину круговорота ее.

Результаты своих исследований Гарвей изложил в знаменитом трактате "Анатомическое исследование о движении сердца и крови у животных" (1628).

Маленькая книжка Гарвея создала эпоху в медицине.

Опубликование ее вызвало двойную реакцию: сочувственную - со стороны передовых ученых и злобную - со стороны консерваторов. Тогдашнее ученое общество разделилось на 2 партии - галенистов и гарвеистов, выражавших два мировоззрения в науке - идеалистическое и материалистическое. Сам Гарвей, как и Везалий, подвергался гонениям и клевете, но материалистическое учение его победило. В этом диалектический закон неодолимости в развитии живого, прогрессивного.

После открытия Гарвея еще оставался неясным переход артерий в вены, но Гарвей предсказал существование между ними не видимых глазом анастомозов, что и было подтверждено позднее Марчелло Мальпиги (1628-1694), когда был изобретен микроскоп и возникла микроскопическая анатомия. Мальпиги сделал много открытий в области микроскопического строения кожи (мальпигиев слой), селезенки (мальпигиевы тельца), почки (мальпигиевы тельца) и ряда других органов.

Изучив анатомию растений, Мальпиги расширил положение Гарвея "всякое животное из яйца" в положение "все живое из яйца" (omne vivum ex ovo).

Мальпиги явился тем, кто открыл предсказанные Гарвеем капилляры. Однако он полагал, что кровь из артериальных капилляров попадает сначала в "промежуточные пространства" и лишь затем в капилляры венозные.

Только А. М. Шумлянский (1748-1795), изучивший строение почек, доказал отсутствие мифических "промежуточных пространств" и наличие прямой связи между артериальными и венозными капиллярами. Таким образом, А. М. Шумлянский впервые показал, что кровеносная система замкнута, и этим окончательно "замкнул" круг кровообращения.

Итак, представление о кровообращении явилось результатом коллективного творчества ряда блестящих ученых. В начале этого ряда стоит Везалий, в конце - Гарвей. Между ними целый период борьбы материалистов с идеалистами, в результате которой был окончательно разгромлен схоластический галенизм в медицине.

Поэтому открытие кровообращения имело значение не только для анатомии и физиологии, но и для всей биологии и медицины. Оно ознаменовало новую эру: конец схоластической медицины феодализма и начало научной медицины капитализма.

В эпоху капитализма сложился французский материализм XVIII в. Борясь с идеализмом и религией, французский материализм срывал венец божественного творения с человека и доказывал, что вся природа, неорганическая и органическая, включая и человека, подчиняется общим законам. Так как из всех наук в то время была наиболее развита только механика, то эти общие законы сводились к законам механики, и сам французский материализм был механистическим. Среди его представителей были врачи. "Врачом Леруа начинается эта школа, во враче Кабанисе она достигает своего кульминационного пункта, врач Ламетри является ее центром" (К. Маркс и Ф. Энгельс, Сочинения, т. III, с. 154).

Жюльен Оффре Ламетри (1709-1751) рассматривал человеческий организм как особого рода одушевленную машину, и свой знаменитый трактат он озаглавил "Человек - машина" (1748). За опубликование этого атеистического произведения Ламетри подвергся нападкам и преследованиям церковников.

На почве механистического материализма сложились взгляды и крупнейших анатомов XVIII в. - Морганьи, Биша и др.

Джиованни Морганьи (1682-1771) создал патологическую анатомию. Так как при вскрытии трупов бросались в глаза изменения крупных структур - органов, то причиной болезни он считал заболевания органов и на организм смотрел как на механическую сумму их. Так возникло органолокалистическое направление в медицине, имевшее до определенного времени прогрессивное значение.

К. Биша (1771-1802) углубил это механистическое направление, перенеся внимание с органов на ткани и заложив основы гистологии (наука о тканях). Если Морганьи смотрел на организм как на сумму органов, то Биша рассматривал его как сумму тканей; их же он считал носителями болезней.

Хотя общие взгляды Биша на организм представляют смесь механистического материализма с идеализмом (он наделял ткани особой жизненной силой), тем не менее они сыграли большую роль в развитии морфологии.

В XIX в. была создана клеточная теория, заключавшаяся в признании в клетках того общего, что свойственно растениям и животным и из чего возникают ткани и органы всех живых организмов. Поэтому Энгельс указал среди трех великих открытий естествознания XIX в. клеточную теорию.

Немецкий морфолог Рудольф Вирхов (1821-1902) применил теорию клеточного строения к изучению больного организма и создал так называемую клеточную (целлюлярную) патологию. В этом положительная сторона деятельности Вирхова. Однако его воззрения оказали и отрицательное влияние. Поддерживая как государственный деятель тогдашний буржуазный строй Пруссии, он и организм сравнивал с государством клеток, федерацией клеточных территорий. Такое отрицание целостности организма представляло собой механицизм, а наделение отдельных клеточных территорий способностью к самостоятельной жизни - витализм, т. е. идеализм. Такие взгляды Вирхова на организм шли вразрез с уже слагавшейся в то время передовой философией диалектического материализма, вследствие чего они подверглись критике со стороны одного из основоположников этой философии - Энгельса. Вирхов не признавал ведущей роли нервной системы в объединении организма и этим тормозил развитие идеи нервизма. Он выступал также против эволюционной идеи Дарвина, чем проявил себя как метафизик.

Совокупность всех этих идеалистических, механистических и метафизических представлений, названных "вирховианством", стала господствовать в буржуазной медицине, приобретшей анатомо-локалистический характер. И понадобилось длительное время - почти 100 лет, чтобы идейно разгромить вирховианство. Это было сделано в нашей стране - родине диалектико-материалистической идеи нервизма, сменившей реакционную идею вирховианства.

В противоположность метафизическому воззрению в XIX в. стала укрепляться диалектическая идея развития, совершившая переворот в биологии и медицине и ставшая целым учением (дарвинизм), положившим начало эволюционной морфологии.

Дарвинизм был подготовлен всем ходом предшествовавшей науки, в первую очередь эмбриологии и сравнительной анатомии. Так, член Российской Академии наук К. Ф. Вольф (1733-1794) показал, что в процессе эмбриогенеза никакого изначального предобразования (преформизма) органов не существует, а они возникают и развиваются заново (эпигенез). Поэтому в противовес идеалистической теории преформизма он выдвинул материалистическую теорию эпигенеза и явился пионером материалистической эмбриологии, за что подвергся гонениям со стороны ученых-идеалистов.

Французский естествоиспытатель Ламарк (1774-1828) в своем сочинении "Философия зоологии" (1809) одним из первых высказал идею эволюции организма под влиянием окружающей среды.

Продолжатель эмбриологических исследований Вольфа русский академик К. М. Бэр (1792-1876) открыл яйцо млекопитающих и человека, установил главные законы индивидуального развития организмов (онтогенеза), которые лежат в основе современной эмбриологии, и создал учение о зародышевых листках. Эти исследования создали ему славу отца эмбриологии. Бэр незадолго до Дарвина высказал идею превращения видов, и хотя он критиковал Дарвина за его положение о борьбе за существование, но считал, что "подготовил учение Дарвина".

Энгельс дал такую оценку деятельности всех вышеназванных ученых: "...К. Ф. Вольф произвел в 1759 г. первое нападение на теорию постоянства видов, провозгласив учение об эволюции. Но то, что у него было только гениальным предвосхищением, приняло определенную форму у Окена, Ламарка, Бэра и было победоносно проведено в науке ровно сто лет спустя, в 1859 г., Дарвином" (К. Маркс и Ф. Энгельс. Сочинения, изд. 2, т. 20, с. 354).

Гениальный английский ученый Чарльз Дарвин (1809-1882) в своем сделавшем эпоху произведении "Происхождение видов" (1859) доказал единство животного мира и пришел к заключению, что человек произошел вместе с современными антропоморфными обезьянами от вымершей теперь формы высокоразвитых человекообразных обезьян.

Совокупность открытых Дарвином фактов и его теория получили название дарвинизма, который разоблачил библейскую легенду о сотворении человека богом и нанес сокрушительный удар религии. Поэтому церковь и реакционная наука стали препятствовать развитию дарвинизма в Западной Европе и Америке. Следует отметить, что благодаря трудам передовых русских ученых-материалистов (братья А. О. и В. О. Ковалевские, И. М. Сеченов, И. И. Мечников, К. А. Тимирязев, А. Н. Северцов и др.) дарвинизм стал быстро развиваться в России, где нашел как бы вторую родину.

Эмбриологические исследования А. О. Ковалевского, а также Бэра, Мюллера, Дарвина и Геккеля нашли свое выражение в так называемом биогенетическом законе ("онтогенез повторяет филогенез"). Последний был углублен и исправлен А. Н. Северцовым. А. Н. Северцов показал влияние факторов внешней среды на строение тела животных и, применив эволюционное учение к анатомии, явился создателем эволюционной морфологии. Так дарвинизм получил свое развитие в трудах русских морфологов и эмбриологов.

Классики марксизма, с одной стороны, критиковали дарвинизм за его методологические ошибки, а с другой - высоко оценивали его как одно из трех величайших открытий естествознания XIX в. Энгельс даже сравнил роль Маркса в науке об обществе с ролью Дарвина в науке о природе.

Показав, что человек произошел от какой-то древней обезьяны, Дарвин решил этот вопрос односторонне, осветив его со стороны биологической; он не имел возможности показать те факторы, которые определяли возникновение человека. Эту проблему разрешили основоположники марксизма К. Маркс и Ф. Энгельс, из которых последний в своем сочинении "Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека" (написано в 1876 г., опубликовано в 1896 г.) доказал, что решающим условием становления человека явилось употребление орудий труда, благодаря чему стадо обезьян превратилось в общество людей, "труд создал человека". Эта теория Энгельса, названная трудовой теорией происхождения человека, легла в основу передовой современной науки.

Учение Дарвина и трудовая теория Энгельса осветили ярким светом анатомию и поставили перед ней новые задачи: не только описывать и объяснять строение, но и вскрывать закономерности становления человеческого организма с целью направленного его изменения. Эти задачи были особенно восприняты советской анатомией, развивающей лучшие традиции передовой отечественной анатомии, к краткому рассмотрению которой мы и переходим.

предыдущая главасодержаниеследующая глава

















© Злыгостев Алексей Сергеевич, 2011-2019
При использовании материалов сайта активная ссылка обязательна:
http://anfiz.ru/ 'AnFiz.ru: Анатомия и физиология человека'